Notice: Undefined index: user in /home/domains/deltabez.ru/module/Deltaincom/src/Deltaincom/View/Helper/UserHelper.php on line 8
class="nowrap-version" data-video="Документы">

Основательная проверка контрагентов для Профессионалов

Более 10 лет работы, больше 10 млн. компаний, более 50 источников информации
8 800 555 85 59
Звонки по России бесплатны

Как налоговая распознает однодневку: нереальность сделок

Те налогоплательщики, которые заключают сделки только ради дальнейшего получения налоговых выгод, как правило, не обращают никакого внимания на сам предмет соглашений. Также не уделяется должное внимание и реальным возможностям исполнения. Люди полагают, что если вся документация в порядке, то и уличение в обмане никак не представляется возможным. Как показывает практика, нередко акцентирование на оборот документов, не учитывающее реальные возможности, приводит к поражению в «войне» с представителями налоговых структур. Ведь сотрудники налоговой получают возможность доказывать фиктивность сделки по целому ряду причин.

Среди таких причин рассматривает отсутствие ресурсов у поставщиков, недостаточную численность рабочего персонала. Нередко операции проворачиваются с товаром, который вообще не производится, а имущество переместить нереально. К тому же, сделки заключаются в нереальном времени, а в договорах допускается огромное количество небрежностей. Постараемся разобрать все по порядку.
Отсутствие необходимых производственных ресурсов
Это наиболее популярный промах налогоплательщиков во время осуществления взаимодействия с «однодневными» фирмами. Нередко поставщики фактически не обладают необходимой производственной мощностью, ресурсами, которые требуются для исполнения условий по договору. Определить это не так уж трудно. Нужно всего лишь тщательно проанализировать договор, который заключается с поставщиком, проверить потенциального контрагента. Несостоятельность поставщика порой оказывается даже слишком явной.
Как обычно, предъявим пример.
Контрагент был не в состоянии выполнить работу по механической и термической обработке. Ведь он вообще не имел реальной возможности для этого. Производственных помещений и мощностей не было. В это же время налогоплательщик имел свое собственное оборудование, которое для этого необходимо. В сумме с остальными факторами судебными представителями было принято решение, что исполнить обязательства, возложенные по заключенному договору, просто невозможно.
Дополнительный аргумент в пользу представителей налоговых структур – это обнаружение настоящего исполнителя фиктивных работ или услуг. К примеру, в качестве таких исполнителей могут быть сотрудники, которые пользуются собственными основными средствами.
Пример.
Организацией были заказаны услуги вывоза производственного мусора при помощи большегрузных автомобилей. Во время проверки удалось выяснить, что услуга не могла быть оказана. Ведь у исполнителей вообще не было никакого собственного транспорта. Помимо того, сотрудники налогоплательщика указали на то, что самостоятельно вывезли весь мусор, а никакие большегрузные автомобили при этом не использовались. Доводы налоговиков были признаны правомерными, суд принял решение в их пользу.
Разумеется, что налогоплательщик тоже никогда не останется в долгу, принявшись доказывать, что контрагенты арендовали основные средства, либо же привлекали третьих лиц. Но тщательный анализ деятельности всегда помогает прояснить ситуацию.
Кроме того, у контрагентов порой просто не хватает сотрудников для того, чтобы выполнять определенную задачу.
 
Численность персонала
Недостаточность человеческих ресурсов для проведения определенной сделки – явный сигнал «однодневной» фирмы.
Как обычно, предоставляем пример из реальной практики.
По словам директора предприятия, вся недвижимость, которая была приобретена, должна была быть подвергнута будущей реконструкции, а в дальнейшем использоваться в качестве площадей для изготовления железобетонных изделий. В штате при этом официально числилось два человека. Разумеется, что они не способны были полноценно обеспечить эксплуатацию недвижимости.
Граждане, которые создают «однодневные» фирмы, как правило, не собираются уделять этому много времени. Поэтому трудовые отношения с сотрудниками или начисления заработных плат не оформляются. Чаще всего одним единственным работником такой организации и является сам учредитель, который по совместительству занимает должности главного бухгалтера и руководителя. Нередко он формально выполняет и всяческие другие обязанности (строитель, консультант или продавец). Представители налоговой структуры только теоретически могут оставить такой факт без внимания. Чаще всего подобные сведения используются в качестве основного доказательства нереальности совершенных операций. Кроме того, суд сопоставляет физические возможности сотрудников с реальностью осуществления конкретной сделки.
Приведем наглядный пример.
Для того чтобы оказать услуги по приему и сортировке цветных и черных металлов, а также осуществления всех разгрузочных работ, перевозки и экспедирования, предпринимателю потребовался бы технический и управленческий персонал. При этом же налогоплательщик не заключал ни одного трудового договора с потенциальными работниками.
Даже из подобных, казалось бы, критических ситуаций, налогоплательщики часто умудряются выкрутиться. Они требуют доказательств того, что контрагентом не были привлечены физические лица согласно гражданско-правовому договору или договору об аренде персонала. Подобные доводы могут помочь только в тех случаях, когда других аргументов нереальности просто не существует.
Товар, который вообще не производился
Некоторые недобросовестные налогоплательщики, пребывая в постоянной погоне за экономией, утрачивают собственную бдительность, не замечая того, что операции, отраженные в документации, совсем нереально выглядят. Речь идет о товарах, которые просто не могли быть выпущены. К примеру, производство не представляется возможным по той причине, что его объемы значительно отстают от реализации. Можно привести в пример классический случай, в котором налоговикам удалось доказать полную нереальность сделки.
Организацией у производителя была заказана, а потом приобретена огромная партия мягких игрушек. Представителям налоговых органов удалось вычислить, что даже при непрекращающейся ручной работе (специального оборудования не было) за одну минуту можно было сделать четыре игрушки. При этом же реальные фабрики, располагающие специализированным оборудованием, выпускают аналогичный товар за полтора часа.
Другой наглядный пример. Осуществление сделки с закупкой у производителей и последующей продажей товара не представляется реальным, ведь на самом деле данный товар вообще не выпускался в момент совершения этой самой сделки. Как правило, подобные сведения представители налоговой структуры добывают, обращаясь к производителям товаров.
К примеру, налогоплательщик, купивший серьезную партию товара у организации, состоятельность которой поддается сомнению, после этого отправил данный товар на экспорт, заявляя свое право на вычет по проведенным операциям. В налоговой структуре дали отказ. Его причина – это сведения, полученные от предприятия-производителя товара, направленного на экспорт, который уже давно не производился вовсе. Отказ в вычете был признан правомерным по окончанию судебного разбирательства.
 
Разумеется, что доказать реальность операций с тем товаром, который уже не производится, практически невозможно. Впрочем, когда налоговики делают это, также сложно доказать обратное.
Нереальность перемещения конкретного имущества
Представители налоговой структуры нередко исследуют реальность перемещения конкретного имущества с места на место. Невозможность перемещения можно доказать различными способами. К примеру, когда соответственная документация отсутствует. Логика достаточно проста. Когда перевозка осуществлялась на самом деле, документы, подтверждающие это, найдутся в любом случае. Если их нет, то не было и никакой перевозки.
Как обычно, приведем пример.
Судебными представителями был сделан вывод о нереальности поставки по той причине, что первичные бухгалтерские документы не были оформлены надлежащим образом. Кроме того, отсутствовали всяческие сопроводительные и транспортные документы, которые подтверждали бы доставку товаров и являлись бы достаточным основанием для оприходования покупателем.
Налоговики часто совсем не ограничиваются одним только отсутствием документации на перевозку, исследуя наличие объективных возможностей. Это часто помогает им доказать нереальность совершения конкретных операций. К примеру, когда перевозчик вообще не располагает необходимым транспортом.
 
Пример.
В качестве подтверждения нереальности договора, который был заключен между двумя предпринимателями, представители налоговой структуры указали на отсутствие у поставщика транспорта, при помощи которого товар и должен был перевозиться, а также складских помещений для его хранения. Кроме того, были взяты показания у водителя, работающего у конечных покупателей, который доставлял товар без непосредственного участия предпринимателей. Суд признал очевидность виновности налогоплательщика.
 
И даже фактическое наличие необходимого транспорта для перевозки все равно не дает стопроцентных гарантий реальности сделки. К примеру, грузоподъемность такого транспорта может быть совсем недостаточна для того, чтобы перевести груз, который указывается в накладной.
Приведем реальный пример из практики.
Достаточным аргументом нереальности сделки стала физическая невозможность перевозки товаров массой на 1498,7 тонн за один единственный рейс, как было указано в накладной. Реальная грузоподъемность имеющегося транспорта составляла только десять тонн.
 
Кроме того, вес или размеры оборудования порой не позволяют переместить его на конкретный склад, указанный в документах.
 
Пример из практики.
Судебные представители посчитали, в реальности товар был приобретен без посредников по той причине, что переместить такой груз с одного склада на другой было просто физически невозможно. Выводы были в полной мере подкреплены отсутствием всяческих данных об аренде помещений.
 
В последние времена налоговые инспекторы нередко обращают внимание на мелочи, заметные для немногих. К примеру, расстоянию между пунктами перевозки мало кто уделяет достаточное значение, указывая его неправильно в оформляемой документации.
Пример.
Доводом налоговой структуры, подтверждающим нереальность совершенной сделки о доставке товаров автомобильным транспортом, стало несоответствие фактического расстояния между двумя населенными пунктами тому, которое было указано в счете-фактуре.
Таких примеров при желании можно найти огромное множество. При организации фиктивного оборота документов учесть полностью все нюансы совсем нелегко. Иногда документацию штампуют практически вслепую, не оглядываясь на грядущие последствия.
Местонахождение сторон
Для того чтобы доказать фактическую невозможность исполнения условий договора, который был заключен с «подозрительным» контрагентом, работники налоговой инспекции нередко пользуются фактором местонахождения обеих сторон по ходу исполнения конкретного договора. Внимание обращается на место, где осуществлялось заключение договора. Случается, что в этом конкретном месте договор вообще невозможно было заключить в силу воздействия определенных факторов, к примеру, руководитель одного из предприятий находился в это время совсем в другом месте. Вместе с тем налоговики уделяют внимание вопросу о том, не пребывал ли в командировке руководитель в момент заключения договора. В том случае, если руководитель находился совсем в другом регионе в момент оформления договора, налоговики могут делать вывод о нереальности рассматриваемой сделки.
Пример.
Около ста договоров одного налогоплательщика, который располагался в Ставропольском крае, было заключено в столице с сомнительными московскими поставщиками. При этом же факт многочисленных выездов руководителя предприятия в Москву не был подтвержден. Доводы об опечатках, а также осуществлении подписания договора по месту работы были отвергнуты судом. Ведь в Ставропольском крае у поставщика вообще не было зарегистрированной «обособки».
Нередко сотрудники налоговой инспекции стараются признать операцию фиктивной, если она заключается в постороннем регионе, а обособленные подразделения в нем отсутствуют. Им часто удается это сделать, когда договор не подлежит исполнению без наличия в указанном месте материальных и людских ресурсов, необходимых для выполнения конкретных работ.
Пример.
В качестве аргумента нереальности заключенных сделок по монтажу, изоляции и покраске нескольких резервуаров, предназначенных для перевалки и хранения мазута в Ростовской области, стало то, что никаких обособленных подразделений по месту проведения работ у исполнителя не было.
Достаточно серьезно настораживают налоговиков также и те случаи, при которых товар перепродают несколько раз, но при этом никуда не перевозят. Ситуация может значительно усугубиться, когда перепродавцы зарегистрированы в посторонних регионах.
Пример из практики.
Налогоплательщик сохранял металл из государственного резерва на своей территории. По окончанию «разбронирования» этот металл был продан третьему лицу через посредников. Через некоторое время через того же посредника данный товар снова вернулся к предпринимателю. При этом отсутствовала всяческая документация, подтверждающая перемещение металла. Это и позволило налоговикам заподозрить, что товар вообще никуда не вывозили. В сделках же принимали участие предприятия, официально зарегистрированные в Калуге и Москве.
Ситуация также может значительно усугубиться в тех случаях, когда стороны, заключающие сделку, располагаются в различных регионах, но осуществляют расчет наличными средствами. Возникает вопрос о том, как деньги были переданы поставщикам. Вряд ли налогоплательщик отвозил их лично контрагенту. Вывод о нереальности сотрудничества может быть сделан при отсутствии доказательств, свидетельствующих об обратном.
Нереальность сделки по времени
Работники налоговой инспекции могут доказать наличие связи между налогоплательщиками и «однодневными» фирмами, исследуя заключение сделок с учетом времени. К примеру, нереальность сделки может быть доказана с учетом физического недостатка времени для проведения всех операций, указанных в договоре.
Пример.
Признав нереальность конкретной сделки, судебные исполнители исходили из того, что согласно заключенного договору личный состав учреждения должен был выполнить определенные работы, но предприятие, в составе которого числился один единственный человек, не могло справиться с указанным объемом работ менее чем за десять дней.
 
Факторы времени проявляются также и в некоторых других формах. Например, когда склада для надлежащего хранения закупаемого сырья просто нет, налогоплательщик часто старается доказать, что это самое сырье было моментально отправлено в производство. Предприниматели попадают впросак, если инспекторам удается доказать, что с учетом времени проделать такую операцию было технологически невозможно.
Пример.
Сельхозпроизводитель по договору получил от контрагентов химикаты и удобрения. Согласно его словам товар не складировался по причине отсутствия надлежащих помещений, вносился в почву сразу же. При этом же период обработки почвы химикатами и удобрениями совсем не совпадал с поставками по сроку.
Случается, что временные разрывы, на основании которых доказывают фиктивность сделки, следуют напрямую из сравнения дат оформления рассматриваемого договора и его исполнения. Когда такие даты невозможно сопоставить, налоговики имеют все причины для того, чтобы признать сделку нереальной.
Пример.
Суд признал в качестве доказательства фиктивности сделки тот факт, что договор о доставке продукции был заключен гораздо позже самой передачи этой продукции согласно товарной накладной.
Помимо всего описанного, предприниматели, которые заключают заведомо фиктивные сделки, нередко допускают и прочие небрежности, составляя договора с «однодневными» фирмами.
Допущение небрежностей при составлении договоров
Один из характерных признаков фальши при заключении любого договора, который имитирует реальное взаимоотношение между двумя предприятиями, это отсутствие намерений подробно регламентировать договорные права и обязанности. Разумеется, когда договор оформляется только лишь на бумаге, никакой предприниматель не желает тратить свое время на тщательное его детализирование. Если же участвующие стороны с самого начала не утруждают себя согласованием всех обязанностей и прав, сотрудники налоговой инспекции могут обратить на это внимание. Немало интересных фактов можно почерпнуть из предмета договора.
Наглядный пример.
В суде были оценены условия предоставленных договоров, которые предусматривали отправку ткани на последующую пропитку, а также ее возврат. Был заключен вывод о нереальности совершения операций. Ведь в рассматриваемом договоре не была указана даже марка ткани, которая подлежала обработке. Не было указано также и никаких технических условий пропитки или ГОСТов. Помимо того, в договорах не предусматривалось условий доставки на обработку, порядка передачи. Отсутствовали также и сертификации, сроки выполнения работы, но при этом же на них имелась ссылка.
Достаточно часто простые ошибки допускаются в документах, оформляющих фактическое исполнение договора. Ведь участвующие лица совсем не задумываются о том, чтобы результат выглядел натурально. К примеру, в акте о проведенной работе нет никаких расшифровок или документов, формирующих стоимость выполнения этой самой работы.
Пример.
Между предпринимателем-налогоплательщиком и отдельной организацией было осуществлено заключение договора по обслуживанию и ремонту транспортных средств. При этом же те документы, которые были связаны с выполнением условий договора, совсем не убедили представителей налоговой структуры в реальности сделки. Удалось установить, что в актах не было никакой информации об услугах, их стоимости, а также самой формировке цен. График ремонтных работ не содержал даты, ссылок на договор. Оценивая формальность оформления всей документации, которая имела отношение к договору, а также недобросовестность контрагентов, судебные представители признали сделку нереальной.
 
Существуют также и другие показатели, сигнализирующие работникам налоговой инспекции о неправомерности конкретной схемы. Сюда можно отнести также полное отсутствие всяческих санкций, предусматриваемых в случае неисполнения обязательств по договору. Опасна ситуация, при которой факт покупки товаров оформляется между поставщиками идентичными договорами. Помимо того, выделяют показатели неправомерных схем, которые связаны с техническим оформлением, к примеру, факсимиле.
Совокупность признаков, подтверждающих нереальность сделки
Согласно действующей практике одно единственное обстоятельство, которое свидетельствует о нереальности сделки, как правило, не является основанием для суда. Чаще всего в таких случаях судебные представители поддерживают налогоплательщиков. Разумеется, если они находят доказательства реальному осуществлению сделки, к примеру, предоставляют ее непосредственный результат.
Пример.
Согласно позиции современного суда в тех случаях, когда необходимые производственные мощности или остатки товаров на складах отсутствуют, либо же рабочего персонала недостаточно, нельзя наверняка утверждать о том, что предприятие не осуществляло хозяйственную операцию, если тому имеется документальное подтверждение.
Помимо того, налогоплательщики, которым приходится отвечать на обвинения с достаточной частотой, нередко приводят немалое количество весомых доводов тому, что контрагент заключил текущий договор о сотрудничестве с физическим лицом, привлекая его для исполнения. Также поставщик имеет возможность взять аренду нужную производственную мощность. При этом же нередко налогоплательщики совершают немало промахов, убеждающих суд в том, что сделка является нереальной. Сотрудники налоговой инспекции порой до такой степени изучают вопрос нереальности осуществления операций, что находят новые доводы, подтверждающие невозможность их фактического исполнения.
 
Пример.
Налогоплательщик оформил сразу же два подрядных договора на монтаж железобетонных и металлических конструкций. При этом ни один из контрагентов технически не имел никакой возможности осуществить все работы по причине отсутствия основных средств, складов, производственной мощности и персонала, которые понадобились бы для выполнения. Кроме того, у контрагентов не было даже соответственных лицензий, подтверждающих право заниматься рассматриваемой деятельностью. К тому же, субподрядчики имели целый ряд признаков, характерных для «однодневных» фирм. Представители суда приняли решение признать документооборот искусственно созданным налогоплательщиком. При этом никаких реальных операций не было осуществлено.
Существует огромное количество примеров случаев, при которых представители налогового органа выигрывают споры с налогоплательщиком, когда речь идет о нереальности сделки. Сделать это налоговикам помогает именно целая совокупность признаков. Как правило, один дефект притягивает за собой последующие ошибки, образуя целый снежный ком. Все это относится не только к заведомо недобросовестным налогоплательщикам, но также и к тем, кто попадает в обсуждаемую ситуацию по неблагоприятному стечению определенных обстоятельств. В таких случаях нужно доказывать, что при выборе контрагентов была допущена существенная неосторожность.
Вернуться на стартовую
Получить
демо-доступ