Notice: Undefined index: user in /home/domains/deltabez.ru/module/Deltaincom/src/Deltaincom/View/Helper/UserHelper.php on line 8
class="nowrap-version" data-video="Документы">

Основательная проверка контрагентов для Профессионалов

Более 10 лет работы, больше 10 млн. компаний, более 50 источников информации
8 800 555 85 59
Звонки по России бесплатны

Как налоговая распознает однодневку: экономическая необоснованность текущих расходов

Большинство налогоплательщиков, заключающих договора о сотрудничестве с «однодневными» фирмами, совсем не задумываются об экономической выгоде. Не удивительно, ведь при этом преследуются совсем иные цели – «обналичивание» денежных средств и уклонение от налоговых выплат. Этим и пользуются представители налоговой структуры при доказательстве преднамеренности взаимодействия предпринимателей с «однодневными» фирмами. Согласно позиции инспекторов налоговой службы необоснованность сотрудничества может проявляться в отсутствии цели.

Что подразумевается под «отсутствием деловой цели»?
Сегодняшнее действующее законодательство не предусматривает легального определения деловой цели. Это и способствует возникновению проблем с толкованием понятия. По-разному его пытаются трактовать все представители налоговых взаимоотношений. Представители налоговой структуры приписывают это понятие любому действию, осуществленному с определенным просчетом. Как правило, подобные обвинения звучат при рассмотрении взаимодействия предпринимателей с «однодневными» фирмами. Налоговики подразумевают под отсутствием цели осуществление финансово-хозяйственных операций без наличия экономически разумных причин. Согласно их мнению деловая цель отсутствует в тех случаях, когда заключаемый договор является экономически нецелесообразным, либо же в результате он не приносит никакой прибыли.
Разумеется, что налогоплательщики со своей стороны стараются доказывать, что любая предпринимательская деятельность сопутствует риску, без которого вообще невозможно достичь ожидаемых экономических результатов. К тому же, о присутствии разумной причины определенного действия может судить только сам предприниматель. Это находится за пределами компетенции сотрудников налоговых органов.
Представители налоговой структуры постоянно обвиняют предпринимателей в том, что те ведут свою деятельность при полном отсутствии четких разумных экономических причин. При этом же они забывают о том, что реальная экономическая обоснованность не может быть точно оценена с позиции рациональности, целесообразности, результатов или даже эффективности. Сегодняшний налогоплательщик имеет полную свободу экономической деятельности, самостоятельно осуществляя ее, самостоятельно рискуя и оценивая целесообразность.
Следует рассмотреть более подробно, когда представители налоговой структуры имеют возможность указать субъекту на то, что необходимость заключения сделки с контрагентами отсутствовала.
Экономическая нецелесообразность сделок
Как было указано ранее, налоговики считают нецелесообразными те сделки, которые заключаются без очевидной необходимости. Кроме того, по мнению налоговиков, привлечение посредника, без услуг которого можно было обойтись во время приобретения конкретного товара, является неоправданным. Немалое внимание уделяется тем ситуациям, когда между производителями и налогоплательщиками имеется некоторая связь при наличии сразу же нескольких посредников.
Пример.
Сотрудникам налоговой инспекции показалось, что затраты конкретного налогоплательщика являются экономически необоснованными по той причине, что уголь был приобретен через посредников. При этом же все отгрузки совершались в адрес предпринимателя напрямую от производителя. Было принято решение, что покупать уголь можно было сразу же у производителей, а посредников создали искусственным образом для того, чтобы уклониться от налоговых выплат. Судом были опровергнуты аргументы, ведь никаких других доказательств не было предоставлено.
Точно такие же претензии могут быть предъявлены и после привлечения сразу же нескольких перекупщиков, хотя бы один из которых представляет собой «однодневную» фирму. Как правило, этот перепродавец значительно увеличивают цену в сравнении с остальными, которые участвуют в сделке.
Пример из практики.
Основанием для претензии представителей налоговой структуры к предпринимателю стало увеличение цепочки перекупщиков. Инспекторы решили, что третьим покупателем цена была увеличена слишком уж резко сравнительно с той стоимостью, по которой товар приобретался вторым перекупщиком у первого.
Порой сотрудники налоговой инспекции даже принимаются оценивать необходимости осуществления каких-нибудь операций по своему собственному толкованию. К примеру, иногда они могут позволить себе утверждения о том, что расход не в полной мере соответствует профилю деятельности предпринимателя, а потому и не учтен при налогообложении.
Пример из реальной практики.
Один из предпринимателей приобрел право на использование товарного знака для своей сети магазинов у своего же учредителя. В налоговом органе посчитали, что при этом организация не преследовала никаких деловых целей.
 
Среди других показательных случаев можно рассматривать признание налоговиками отсутствия потребности в оформлении конкретного договора по той причине, что в штате предприятия имеются сотрудники, которые обязаны выполнять работы, предусматриваемые в договоре. Логика следующая: если имеются свои собственные специалисты, то приглашение посторонних не имеет никакого смысла.
Как и обычно, предоставим наглядный пример из реальной арбитражной практики.
В налоговой службе посчитали необоснованным экономически привлечение посторонней организации для осуществления правового обслуживания, ведь соответственно инструкциям и уставу налогоплательщик располагал вполне достаточным штатом сотрудников для самостоятельного выполнения рассматриваемых услуг и работ. На это судебные представители ответили тем, что указанные обстоятельства никоим образом не препятствуют предпринимателю приглашать посторонних специалистов, которые оказывают квалифицированные технические, бухгалтерские, юридические, либо же информационные услуги.
 
Одним из аргументов, подтверждающих связь налогоплательщика с «однодневной» фирмой, который является доказательством экономической необоснованности расходов, по мнению налоговых инспекторов, является завышение цены услуг, работ или товаров. По сути, принцип довольно прост: для чего приобретать что-то дороже, если можно купить дешевле у других поставщиков.
Подобная аргументация порой оказывает на судебных представителей убедительное воздействие. Поэтому приходится обосновывать причину покупки услуг, работ или товаров по завышенным ценам, к примеру, акцентировать на наличие каких-то отличительных черт у приобретенного товара.
Пример.
Представителям налогового органа удалось выяснить, что предприниматель приобретал товар у того поставщика, цена у которого была самой высокой из всех доступных. При этом же судебные представители отказали признать произведенные расходы необоснованными, ведь удалось выяснить, что поставщики, продающие товары по более низкой цене, были не способны поставлять товары в требуемом количестве.
Налоговики нередко оценивают также и эффекты от реализации всяческих операций предпринимателей с контрагентами.
Отсутствие показательного экономического эффекта
Обвиняя предпринимателей в связи с «однодневной» фирмой, налоговые инспекторы могут ссылаться на отсутствие эффекта от операции или общей деятельности с точки зрения экономики. Разумеется, это относится в первую очередь к бизнесу, характерному отрицательными результатами. Убыток может возникнуть у каждого налогоплательщика. Но представители налоговой инспекции всегда стараются найти в этом преднамеренный вывод денег в «однодневные» фирмы, после чего и образуется убыток, а вместе с ним и отсутствие налоговых выплат.
Пример.
Выводы о том, что между предпринимателем и его поставщиком была осуществлена фиктивная операция, был принят на основании того, что прибыль в организации отсутствовала. Инспектора приняли решение, что предпринимателей специально действовал подобным образом, ведь реализовывал продукцию только этих же самых рассматриваемых поставщиков, получая постоянные убытки и не оплачивая налогов.
Нужно отметить отдельно, что налоговиков часто не устраивает еще и малая эффективность, а также рентабельность деятельности любого предприятия. Это также вызывает у них определенные подозрения об уклонении от налоговых выплат и сотрудничестве с «однодневными» фирмами. Когда прибыль, получаемая налогоплательщиком, является сравнительно скромной в данной отрасли рынка, инспектора часто анализируют финансово-хозяйственную деятельность организации, наблюдая за эффективностью и рентабельностью.
Пример.
Предприятие постоянно сдавало отчеты с незначительной прибылью. При этом же работники налоговой инспекции обнаружили среди поставщиков достаточно сомнительных контрагентов, после чего и было принято решение тщательно проанализировать финансовое состояние налогоплательщиков. Результаты проведенного анализа показали малую эффективность и низкую рентабельность в деятельности, исходя из чего, налоговики выдвинули налогоплательщикам свои претензии.
Подозрение со стороны налоговых инспекторов может вызывать далеко не только одна деятельность организаций, но также и окончательные результаты конкретных сделок, которые оцениваются на эффективность. Разумеется, что убытки по сделкам вызывают немалые сомнения.
Пример.
Товар был приобретен организацией у поставщиков, внушающих немалое сомнение в своей добросовестности. Потом товар реализовывали посторонним лицам Цена реализация каждый раз либо в полной мере совпадала с ценой приобретения, либо же вообще значительно уступала ей. Установив такие обстоятельства, в суде согласились с тем, что в действиях предпринимателей не наблюдается никакой деловой цели, а значит, они просто уклоняются от налоговых выплат.
Не менее интересен тот факт, что налоговики интересуются не только убытками по сделкам, но также и сравнивают соизмеримость расходов с получаемыми результатами.
В инспекции заметили экономическую необоснованность тех расходов, которые заключались в привлечении посредников при аренде помещения. Ведь сумма, потраченная на оплату услуг посредника, значительно превышала саму стоимость аренды за несколько лет. Арендная плата составляла 43 750 рублей за один месяц, а посреднику при этом заплатили сразу же шесть миллионов рублей. Помимо того, акт, подтверждающий выполнение работ, был составлен еще до заключения самого договора.
 
То есть, налоговые органы хотя и не принимают в экономических оборотах непосредственного участия, но пытаются диктовать там свои собственные правила. Это в крайней степени противоречит всем сегодняшним конституционным принципам экономической деятельности, а также легальным полномочиям любой контролирующей структуры.
Вернуться на стартовую
Получить
демо-доступ