Основательная проверка контрагентов для Профессионалов

Более 10 лет работы, больше 10 млн. компаний, более 50 источников информации
8 800 555 85 59
Звонки по России бесплатны

Как налоговая распознает однодневку: подконтрольность контрагентов

Известно, что наиболее часто «однодневная» фирма является подконтрольным юридическим лицом, каждое действие которого подчиняется напрямую воле теневого руководителя этой самой организации. Данная подконтрольность порой проявляется весьма открыто, а порой несколько завуалировано.

Впрочем, в любом случае подконтрольность «однодневной» фирмы конкретному налогоплательщику является важнейшим направлением, исходя из которого, налоговую выгоду часто признают совсем необоснованной. Сотрудники налоговой инспекции руководствуются мнением Пленума и выявляют характерные черты подконтрольности, в результате стараясь доказывать, что налогоплательщику должно быть в полной мере известно каждое нарушение, допускаемое контрагентом.
Рассмотрим, в чем заключаются признаки подконтрольности.
Аффилированность и взаимосвязанность с «однодневной» фирмой
Согласно общим правилам, согласно которым два лица являются взаимозависимыми с целью налогообложения, таковыми можно признать физически или юридических лиц, взаимные отношения между которыми оказывают влияние на результаты или условия деятельности представляемых лиц. Однозначно признать взаимосвязанность контрагента с налогоплательщиком можно в следующих случаях:
 
- Одна из организаций косвенно или напрямую участвует в другой, а суммарная доля подобного участия при этом составляет не менее 20-ти процентов.
 
- Одно из физических лиц пребывает в прямом подчинении другого согласно должностному положению.
 
- Два лица находятся в брачных отношениях. Кроме того, так рассматриваются отношения усыновленного и усыновителя, свойства или родства, опекаемого и попечителя соответственно действующему семейному законодательству.
При наличии хотя бы одного из трех обстоятельств факт взаимосвязанности нет нужды доказывать в судебном порядке. Интересно, что одна только взаимосвязанность не является достаточным основанием для дополнительного начисления налоговых выплат. В тех же случаях, если контрагент налогоплательщика имеет определенные признаки «однодневной» фирмы, взаимосвязанность с ней позволит допустить, что налогоплательщик был в полной мере осведомлен заведомо о каждом нарушении.
То есть, взаимосвязанность может сыграть роль решающего доказательства при возникновении очередного обвинительного спора в использовании «однодневной» фирмы, когда налоговикам удается доказать тот факт, что возникновение необоснованных налоговых выгод было обусловлено именно возможностью влияния на контрагента.
Пример.
Налогоплательщиком была куплена партия товара у поставщика, в конечном результате не уплатившего налог с выручки, а кроме того имеющего определенные признаки «однодневной» фирмы. По ходу судебного разбирательства было установлено, что руководитель налогоплательщика и учредитель предприятия-поставщика были законными супругами. Исходя из этого факта, суд в полной мере подтвердил взаимозависимость лиц, признавая необоснованность налоговых выгод.
Аффилированность лиц не является понятием налоговым. Его взяли из антимонопольного законодательства. Под аффилированными лицами имеются в виду предприниматели или граждане, оказывающие непосредственное влияние на других лиц или предпринимателей, занимающихся предпринимательской деятельностью. В антимонопольном законодательстве также содержится немало оснований, исходя из которых, лиц можно признать аффилированными. К примеру, человек владеет не менее чем 20-ю процентами уставного капитала предприятия.
Каждый признак аффилированности, представленный в антимонопольном законодательстве, может быть использован сотрудниками налоговой структуры в таком же порядке, что и любой признак взаимосвязанности. Выражаясь более просто, налоговики всегда пытаются по максимуму продемонстрировать представителям суда незаконность налоговой экономии, которой удалось достичь налогоплательщику при использовании воздействия на работу подконтрольных контрагентов. Некоторые из судов при этом же рассматривают понятие аффилированности как частный случай взаимозависимости.
Пример.
Еще перед тем, как партия товара была поставлена налогоплательщику, она была не раз перепродана по длинной цепи посредников и перекупщиков. Одно из предприятий, принявших участие в этой цепочке, было учреждено рассматриваемым налогоплательщиком, а еще одно находилось под контролем члена совета его совета директоров. В окончательном результате группа лиц была признана аффилированными в судебном порядке. Было установлено, что на некоторых этапах передвижения партии товаров не осуществлялись положенные налоговые выплаты. Налоговая выгода была признана необоснованной.
Нужно заметить отдельно, что перечень всех параметров, на основании которых лиц можно признавать взаимосвязанными, является открытым. Потому-то в суде лица и не могут быть признаны взаимозависимыми без законных оснований на то. К примеру, если отношения между лицами не влияют на окончательный результат сделок по продаже товаров. Налоговики активно пользуются этим. Они стараются признать двух контрагентов взаимозависимыми, исходя из различных обстоятельств, свидетельствующих о возможности влияния на результаты или условия деятельности других даже самым косвенным образом.
К примеру, когда руководителями и учредителями контрагента и налогоплательщика являются одни и те же лица, нелегко доказать, что они не знали о присутствии нарушений, допущенных при заключении сделок. Если же учитывать, что руководители и учредители единолично определяли направление и порядок деловой деятельности своих предприятий, добиться налоговой экономии хотя бы у одного юридического лица не так уж трудно за счет некоторых действия лица второго.
Пример.
Руководитель предприятия одновременно представляет собой руководителя и одного из основных учредителей нескольких организаций, вовлеченных в цепь, по которой перепродавался товар, который в конечном итоге и был приобретен налогоплательщиком. Принимая во внимание взаимосвязь между «однодневными» поставщиками и самим налогоплательщиком, судебные представители вынуждены были признать его недобросовестность.
Весомое подтверждение взаимосвязанности – это осуществление любых расходов, выполняемое одним лицом за другое. Ведь условия сегодняшней повсеместной конкуренции предполагают, что все предприниматели действуют самостоятельно, вынашивая бремя своих расходов. И в случаях, когда партнеры начинают расплачиваться друг за друга без деловой необходимости, это вызывает существенное подозрение со стороны налоговых представителей. Возникает вопрос о том, нет ли в действиях контрагентов общей цели? А именно, не уходят ли они так от налоговых выплат?
Пример.
Конкретное предприятие приобретало на отечественном рынке товары, после чего отправляло их на экспорт. Представители налоговой структуры посчитали организацию взаимосвязанной с переработчиками и поставщиками товаров. Подтверждением тому были следующие обстоятельства: товары продолжали храниться в складских помещениях переработчика уже после приобретения. Вместе с тем же поставщики в полной мере уплачивали за рассматриваемое предприятие необходимую экспортную пошлину. При этом же переработчики и поставщики имели некоторые характерные признаки «однодневных» фирм. В конечном результате в суде было признано получение необоснованной налоговой выгоды.
Помимо всех обстоятельств, которые были перечислены выше, достойными основаниями для того, чтобы признать взаимозависимость контрагента и налогоплательщика, могут стать и прочие факты, которые свидетельствуют о реальных возможностях лиц влиять на деятельность друг друга. К примеру, предприниматель и поставщик могут быть признаны взаимозависимыми, когда один из них ведет для другого налоговый и бухгалтерский учет, либо же выполняет функцию управляющей компании. Может послужить поводом для признания взаимозависимости также информация о том, что предпринимательская деятельность ведется исключительно с одним единственным контрагентом. Перечислить все существующие основания без исключений просто не представляется возможным.
Резюмируя все описанное, можно отметить, что аффилированность или взаимозависимость двух сторон являются базовыми признаками подконтрольности, предусмотренными Пленумом. Помимо того, бывают и прочие обстоятельства, которые свидетельствуют о подконтрольности налогоплательщику его контрагентов, находящие проявление в полной согласованности действий каждой стороны, заключающей договор.
Согласованность действий
Когда теневой хозяин «однодневной» фирмы не показывает непосредственной связи с ней, данные взаимоотношения все равно выглядят слаженными до неестественности, а каждое действие предварительно согласованным. Об этом знают и сотрудники налоговых структур, ориентируясь на подобные сигналы в предпринимательской деятельности при выявлении всяческих налоговых схем, в которых участвуют «однодневные» фирмы. Речь идет о таких сигналах как моментальное согласование всех условий конкретной сделки, полное отсутствие любых проволочек или заминок во время исполнения договора, а также его оплаты, отсутствие всяческих возможных претензий к нарушениям, допущенным контрагентами.
Планомерно во всеобщем обиходе было закреплено общее понятие о «согласованности» двух сторон, подписывающих договор. Под ним подразумевается, что налогоплательщики знают об «однодневном» характере своих контрагентов, а также о том, что им присущ целый ряд признаков, которые характеризуют поведение как имеющее четкую цель и заведомо предрешенное. Все это уже повсеместно используется сотрудниками налоговых органов по ходу судебных разбирательств, когда имеется цель доказать намеренное вступление налогоплательщика в связь с «однодневкой», конечной целью чего является уклонение от налоговых выплат.
Среди некоторых характерных особенностей этого пункта можно выделить еще и тот факт, что полная согласованность партнеров не может являться полноценным доказательством недобросовестности налогоплательщиков, а также поводом для налоговых доначислений. Разумеется, что действия партнеров в какой-то степени согласованы при заключении и реализации любой сделки. Это совсем не противоречит действующему законодательству, а также никоим образом не свидетельствует о том, что налогоплательщик имеет необоснованные налоговые выгоды.
То есть, точная согласованность в действиях партнеров не является «неправомерной» в тех случаях, когда она преднамеренно не направлена на получение налоговых выгод. Можно полностью согласиться с постановлением столичного ФАС, в котором четко определяются признаки «преступной» согласованности действий. Согласно этому документу схемы могут предполагать осуществление взаимозависимых действий субъектов, которые не обусловлены никаким рыночным механизмом, руководимы одним лицом или органом с целью достичь результата, выгодного для кого-то из субъектов.
Кстати говоря, по той причине, что определение согласованности деятельности весьма условно, не существует и ясного перечня показателей этой самой согласованности. Ведь проявляется она по-разному.
В отдельных случаях сотрудники налоговой инспекции вообще могут не приводить никаких доказательств того согласованности. Достаточным оказывается описание механизма взаимодействий между несколькими объектами. Речь идет о тех ситуациях, в которых каждое предприятие имеет свою четкую задачу: перечисление денежных средств, «прогонка» через банковские счета, «обналичивание» и тому подобное. На подобные механизмы достаточно только один раз трезво взглянуть для того, чтобы увидеть наличие недобросовестной согласованности.
Пример.
Представителям налоговой структуры удалось выяснить тот факт, что товар приобретался налогоплательщиком сразу же у нескольких поставщиков. При этом же каждый из этих самых поставщиков «по замкнутой цепи» перечислял денежные средства, получаемые от налогоплательщика, на счета других контрагентов. Каждая организация состояла из одного штатного сотрудника, а также имела целый ряд прочих признаков «однодневной» фирмы. Налогоплательщик и сам по себе не внушал особого доверия, предъявляя к возмещению существенные суммы НДС. Выяснив обстоятельства, в суде признали, что действия всех сторон, принимавших участие в реализации процедур, были согласованными и преднамеренно направленными на то, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду.
При этом же остается немалое количество достаточных внешних проявлений чрезмерной согласованности в действиях партнеров, свидетельствующих хотя бы косвенным образом о реализации некоторой налоговой схемы. Наверное, одной из наиболее распространенных совокупностей показателей являются обстоятельства, которые связаны с реализацией согласованных расчетов. Об этом даже было упомянуто в Пленуме ВАС РФ.
Известно, что первостепенной и самой востребованной задачей «однодневных» фирм является «обналичивание» денег, проходящих через банковские счета, либо же их «прогон». Такое обстоятельство дает знать о себе. Ведь каждый «оптимизатор» устремляется быстрее реализовать операцию с «однодневной» фирмой, получая обратно свои денежные средства. В результате спешки появляются показатели, которые свидетельствуют о чрезмерной согласованности в действиях сотрудничающих сторон. Инспекторы уделяют этому особое внимание.
Проверяющие порой отличаются проявлением чрезмерной дотошности, гоняясь за налоговыми правонарушителями. Нередко используются признаки согласованности наподобие наличия расчетных счетов в одном и том же банковском учреждении. Согласно нормальной логике такие показатели никаким образом не могут свидетельствовать о наличии неправомерной налоговой схемы. Об этом часто упоминается по ходу судебных разбирательств.
Пример.
Сотрудники налоговой инспекции обвинили налогоплательщика в использовании неправомерной налоговой схемы по той причине, что он работал с организациями, внушающими подозрение. При этом производились расчеты из одного банковского учреждения. Налогоплательщик в свою очередь отметил, что пользование услугами одного и того же банка во время осуществления расчетов обуславливалось принятыми нормами делового оборота, а также уменьшением времени проведения расчетов. В конечном итоге суд в полной мере подтвердил, что проведение расчетов при использовании одного банковского учреждения не может свидетельствовать о присутствии неправомерной схемы.
Только в редчайших случаях в связи с доводами налоговых инспекторов аргументация, связанная с пользованием услугами одного банковского учреждения при расчетах, играет роль косвенного доказательства неправомерности действий налогоплательщика.
Пример.
Товар, который был куплен налогоплательщиком, до этого момента проходил через несколько сомнительных предприятий-посредников, создаваемых всего лишь за несколько дней до операций. Кроме того, данные предприятия были зарегистрированы по одному и тому же адресу, обладали множественными прочими признаками «однодневных» фирм. Каждый расчет осуществлялся при использовании одной и той же банковской структуры. В конечном результате судом был констатирован факт осведомленности налогоплательщика о нарушениях, допущенных рассматриваемыми контрагентами. Предпринимателю было санкционировано доначисление налогов.
Гораздо более весомым аргументом, который иногда предоставляются налоговыми инспекторами, может стать осуществление всяческих расчетов по операциям на протяжении незначительного временного промежутка. При этом также говориться о подозрительности в желаниях налогоплательщика перевести денежные средства как можно быстрее на счет контрагента. Это совсем не характерно для привычной предпринимательской деятельности, которой всегда свойственна некоторая осторожность. Факт значительно укрепляет убеждение представителей суда в том, что действия стороны были предопределены еще заранее.
Пример.
Работы подрядчиков, имеющих целый перечень признаков «однодневных» фирм, были оплачены налогоплательщиком при пользовании услугами одного единственного банка на протяжении двух дней. В суде посчитали, что доказательства, представленные сотрудниками налоговых органов, являются достаточными для подтверждения виновности в попытке уклонения от налоговых выплат.
Еще одним показательным признаком согласованности партнеров при совершении сделки является попадание денежных средств по одному и тому же сценарию в одно и то же место. Критерий весьма характерен для схем, при реализации которых используются «серые» посредники. В таких случаях налогоплательщики не перечисляют денежные средства напрямую «черной» фирме. Деньги идут другим контрагентам, а уже оттуда попадают на единственный счет, переходя по нескольким цепочкам, состоящим из исключительно «однодневных» организаций. Потом денежные средства «обналичиваются». Разумеется, что подобное стечение обстоятельств не может не вызывать у налоговых инспекторов никаких подозрений. Ведь совершенно посторонние организации согласованно перечисляют свои выручки в один единственный «координатный центр».
Пример.
Налогоплательщиком у поставщика была куплена партия товара. Чуть ранее этот самый поставщик реализовывал ее в качестве комиссионера относительно двух организаций-собственников. В свою очередь данные организации потратили денежные средства, получаемые от комиссионера на то, чтобы приобрести определенные векселя. В конечном результате все денежные средства оказались в одной и той же организации. Сотрудники налоговой инспекции решили, что подобная расчетная система вряд ли могла сложиться естественно, а потому имела место быть предварительная согласованность действий, которая и была направлена на получение неправомерных налоговых выгод.
Кстати говоря, ситуации с возникновением подозрений в согласованности между участниками цепи поставщиков значительно усугубляются в тех случаях, когда налоговикам удается установить неспособность последующего звена в полной мере оплачивать соответственные услуги, работы или товары, не получая предварительной оплаты от звена предыдущего. Этим можно подтвердить отсутствие у каждого отдельного предприятия возможностей осуществления самостоятельной экономической деятельности. Это проявление согласованности.
Пример.
По ходу судебного разбирательства удалось установить, что ни один участник цепи расчетов не имел возможностей осуществить расходную операцию по собственному счету, предварительно не получая денежных средств от прошлого звена схемы. При этом же основным источником всех расчетов являлся налогоплательщик. Обоснованность привлечения предпринимателя к ответственности была подтверждена в суде.
Имеются и прочие факторы, свидетельствующие о согласованности действий между партнерами, не имеющие никакого отношения к банковским расчетам. К примеру, часто налоговые инспектора признают согласованность действий партнеров в тех случаях, когда их предприятия зарегистрированы по одному и тому же адресу. Согласно мнению инспекторов расположение по одному адресу налогоплательщика и контрагента делает гораздо более вероятным влияние друг на друга. Особенно в тех случаях, когда организация-контрагент имеет все признаки «однодневной» фирмы. Фактическое местонахождение определяется представителями налогового органа довольно-таки просто. Им достаточно установить контактные телефона и адреса почтовых доставок.
Пример.
Предприятие, располагающееся по одному фактическому адресу со своим же собственным поставщиком, купило у него некий товар. При этом же налоговым инспекторам удалось выяснить, что каждая из организаций осуществляет свою деятельность только формально, а потому при учете подтвержденной зависимости между двумя предприятиями одному из них был начислены дополнительные налоги по тем сделкам, которые не соответствовали предоставляемой документации.
Даже регистрация недобросовестных контрагентов по одному и тому же адресу с налогоплательщиками может вызывать у инспекторов немалые подозрения в сговоре между предпринимателями.
Пример.
Налогоплательщик получил регистрацию по одному адресу со своим поставщиком, внушающим подозрение. Сам же адрес принадлежал некоторой организации, владелец которой ранее был замечен в «обналичивании» денежных средств, которые поступали от налогоплательщиков на счет поставщиков. По ходу судебного разбирательства было принято решение согласиться с представителями налоговой структуры в том, что признаков для констатации получения неправомерных налоговых выгод вполне достаточно.
Еще одним обстоятельством, свидетельствующим о совместной направленности действий двух партнеров по бизнесу на получение неправомерной налоговой выгоды, может стать внезапное возникновение (создание) контрагента совсем незадолго до заключения конкретного договора. Этот факт может убедить налогового инспектора в его размышлениях о том, что предприятие было создано преднамеренно, а действия его полностью подконтрольны.
Пример.
Партия товара была импортирована из Вьетнама и приобретена налогоплательщиком, после чего прошла через некоторое количество отечественных перекупщиков. Сотрудники налоговой инспекции усмотрели здесь наличие схемы, которая была организована за счет согласованности в действиях сразу нескольких предприятий. Ведь удалось установить, что каждый перекупщик был создан совсем незадолго до осуществления всех хозяйственных операций. Не менее странным показался и тот факт, что импортерам, созданным совсем не так давно, удалось ввезти вьетнамские товары, а основная часть данного рынка принадлежала другой организации. Судебные представители не поверили в невиновность рассматриваемого предприятия-налогоплательщика, наказав его дополнительным налоговым обложением.
Уже было сказано о том, что большинство «однодневных» фирм создаются преднамеренно для продажи конкретным клиентам. Потому-то в определенных ситуациях выводы о согласованности в сотрудничестве партнеров по бизнесу можно сделать, исходя из показаний свидетелей, то есть личностей, занимавших в «однодневной» фирме руководящие должности.
Пример.
Контрагентом не были осуществлены налоговые выплаты после получения от налогоплательщика выручки. По ходу опроса руководителей рассматриваемого предприятия удалось выяснить, что фирма создавалась преднамеренно с целью «обналичивать» денежные средства материнской организации, а также оптимизировать ее положение. Представители налогового органа обвинили предприятие в недобросовестности на основании тех сведений, которые были получены по ходу данного допроса.
В завершение можно только добавить, что полный перечень доводов, которые приводят налоговые инспектора, подтверждая подконтрольность «однодневной» фирмы, еще далеко не закрыт. Зависит он от конкретных доказательств, которые удается добыть налоговикам во время осуществления проверки. К примеру, нередко они обнаруживают в офисе предприятия печати контрагентов. Это в полной мере свидетельствует о наличии неправомерной согласованности.
Пример.
Контрагенты рассматриваемого налогоплательщика не предоставляли по назначению бухгалтерскую и налоговую отчетность. Во время осуществления обыска в офисе предприятия-налогоплательщика удалось обнаружить печать контрагента, а также клише его директора. Доказательства были восприняты судебными представителями в качестве свидетельства о существовании преднамеренной групповой согласованности между должностными лицами контрагента и налогоплательщика, общей и конечной целью которых являлось уклонение от налоговых выплат.
Вернуться на стартовую
Попробовать
бесплатно